Харассмент в интеллектуальных играх

Писать о харассменте в интеллектуальных играх сложно, потому что комьюнити довольно узкое и многих мы знаем через одно-два рукопожатия. Писать о харассменте объективно ещё сложнее, потому что ситуация может касаться кого-то из твоих знакомых или друзей. Сможет ли человек, не принадлежащий к комьюнити, разговаривать об этой проблеме? Едва ли.
Из данных, полученных из опроса (вот опрос, а на данные можно посмотреть здесь), стало ясно, что при примерно одинаковом отношении к большинству факторов ухода, мужчины и женщины сильно расходятся в оценке вероятности своего ухода после столкновения с харассментом и сексуализированным насилием:

----------

Почему результаты такие?

Социальные психологи утверждают, что харассмент напрямую связан с ощущением власти [1]. В интеллектуальном движении мужчины занимают position of power (потому что их банально больше, потому что они чаще становятся капитанами и занимают больше позиций в каких-то ассоциациях, обычно мужчины тренируют детей). Следовательно, для них эта проблема незначительна, так как, по словам Энн Ноэль, авторки книги о движении #MeToo, харассменту наиболее подвержены те, кто находится в заведомо слабой позиции [2]. К тому же, многие мужчины считают харассментом только сексуализированное насилие (а некоторые вообще не считают это проблемой).

Что я подразумеваю под словом «харассмент»?

В этой статье я буду использовать определение UNHCR в Policy on Harassment, Sexual Harassment and Abuse of Authority:

«Любое ненадлежащее поведение, которое может быть воспринято как оскорбление или унижение другого человека.
Харассмент включает (но не ограничивается ими) слова, жесты или действия, которые нацелены на то, чтобы раздражать, тревожить, оскорблять, унижать, запугивать, принижать или вызывать смущение другого человека; или создают враждебную среду. Она включает в себя преследование по любым признакам, таким как раса, религия, цвет кожи, вероисповедание, этническое происхождение, физические признаки, пол или сексуальная ориентация. Это может включать разовый инцидент или их серию»

[3] (оригинальный текст смотрите в сносках).
И похожее, более короткое и понятное определение Кэтрин Маккиннон (американская феминистка, профессорка права Мичиганского университета, авторка книги «Sexual Harassment of Working Women»). По ее мнению, харассмент включает в себя все формы поведения от вербальных проявлений до физического контакта вплоть до попытки изнасилования и самого изнасилования.

Почему я пишу эту статью?

Мне стало интересно узнать о том, с какими проявлениями харассмента в интеллектуальных играх сталкивались женщины (я всё ещё планирую собрать базу историй и делать комиксы о том, как поступать не стоит), но историй не набралось даже на пилотный выпуск. К сожалению, это происходит не потому, что харассмент в нашем комьюнити побеждён, а потому что девочки, девушки и женщины не считают произошедшее с ними чем-то важным.

«Разве это что-то значимое?»

Я написала девушке М., с которой общалась ещё в школьном ЧГК, и спросила, не найдётся ли у неё или её знакомых истории о харассменте для моего материала. М. рассказала, что один из игроков команды, за которую она легионерила на фестивале, хватал её за руки во время игры, сталкерил её после и обвинял её в том, что она спровоцировала его сама. Но даже больше, чем эта история, меня шокировало её сообщение о том, что она не считает это чем-то значимым.
У девушек, которые столкнулись с харассментом в комьюнити, нет никакой уверенности в том, что они будут услышаны и после их рассказа что-то изменится.
Не то, чтобы это было специфичной проблемой для интеллектуальных игр — это встречается в любом комьюнити на пространстве СНГ.
Елена Догалина, феминистка и журналистка, комментирует это так: «Домогательство как таковое в [российском] законодательстве вообще не нарушение закона, такой статьи нет. Есть склонению к сексу с использованием рабочего положения, что-то такое. В учреждениях страны тоже нет системы обсуждения и защиты от харассмента, и Россия не ратифицировала конвенцию против домогательств, принятую в прошлом году. В школах не рассказывают, куда и как обращаться, если учитель, тренер пристанет. Да и сами отношения завязываются постепенно - домогательства в случае несовершеннолетних редко происходят резко и неожиданно, обычно к первому нарушению границ ребёнок уже считает тренера близким другом, которому можно доверять и который понимает его лучше родителя, так что сложно даже не отказаться, а вообще понять, что происходящее ненормально».

А если всё-таки осмелиться и рассказать?

Также в минус играет и тот факт, что зачастую реакция комьюнити непредсказуема. Даже если жертва нашла смелость рассказать о произошедшем, она не может полностью рассчитывать на полную поддержку. Иногда откровение оборачивается виктимблеймингом, а иногда реакция комьюнити просто непропорциональна — и вместо разбирательства и адекватного решения люди начинают травить харассера. Во-первых, никто не заслуживает травли, а во-вторых, согласно результатам проведённого мной исследования, 41% респондентов может уйти из интеллектуальных игр при столкновении с травлей.

Харассмент и сексизм

Не стоит забывать о том, что харассмент и сексизм — неразрывно связанные вещи. Энн Ноэль, американская юристка, определяет оскорбление по признаку пола как элемент вербального абьюза [2].
Моя подруга К., когда я собирала факторы, влияющие на уход из чгк, рассказала мне историю о том, что на одной из тренировок после боя свояка ребята из клуба сказали одному из игроков, что «Он скатился, скоро даже К. сможет его обыграть».
Ещё одна моя знакомая (назовём её В.), рассказала мне такую историю:
«Я не могу назвать себя супер умной, но в чём-то разбираюсь. Но, когда я играла в ЧГК, часто мои версии за столом сливались в никуда, потому что никто не верил, что я могу сказать что-то дельное. На брейне мой палец просто игнорировали, давали отвечать только когда знали, что никто, кроме меня не разбирается в этой сфере. Иногда я выходила на квартет, и слышала сдавленное тренерское «Ну куда вы её отправили?» Конечно, это уверенности в себе не добавляло». В. также отмечает, что никогда не считала нужным об этом говорить, потому что считала, что так происходит со многими и подобные темы никто никогда не поднимал.
Несмотря на то, что и мужчины, и женщины практически одинаково оценивают ЧГК как фактор самореализации [4], мужчинам в нём реализоваться гораздо проще (количество женщин в командах топ-100 рейтинга с 2009 года не превышало 26% [5]).

Какой из этого текста можно сделать вывод?

Если мы стремимся сделать сообщество комфортным для всех, мы должны научиться слушать людей.
Стоит больше объяснять объективно, информативно и с примерами о подобном поведении и о том, что это не ок. Если мы хотим бороться с харассментом как с явлением, то стоит начинать с самых малых его проявлений. Не стоит считать, что устранение кейсов Скипского, Шведа и Мухарлямова магическим образом решит проблему. Мы не можем искоренить харассмент, выиграв схватку с главным боссом. Для этого понадобится просветительская работа и обоюдное желание. Важно помнить, что нет никакого эталона харассмента, и каждый случай требует рассмотрения. Мне нравится идея создания группы, расследующей подобные случаи — такая, например, есть в центре при университете Беркли. Но, всё ещё, создание полноценной «комиссии по этике» — крайне дискуссионный вопрос. С одной стороны, это полезно, хорошо бы иметь людей для аудита действий людей в ЧГК, но нужно тщательно проверять их компетентность.
Возможно, частично проблему может исправить создание какого-то code of conduct. Это должен быть не моральный кодекс строителя коммунизма, а какие-то детально объяснённые вещи: почему так делать нельзя, какие могут быть последствия и меры пресечения.

P. S.

Очень хочется обратиться к тем, кто не понимает, для чего МАИИ нужна отдельная группа, занимающаяся вопросами женщин в сообществе, и напомнить им, что под одним из анонсов «Славянки без раздаток» в группе интеллектуального клуба Мурманска в ВК писали комментарии типа «А давайте мы как-нибудь без женского мнения разберёмся».

Источники:

  1. https://www.apa.org/news/press/releases/2017/11/workplace-sexual-harassment
  2. https://www.forbes.ru/forbes-woman/407213-gaydlayn-po-harassmentu-chto-takoe-abyuz-gde-zakanchivaetsya-flirt-i
  3. Any improper and unwelcome conduct that might reasonably be expected or be perceived to cause offence or humiliation to another. Harassment includes - but is not limited to - words, gestures or actions which tend to annoy, alarm, abuse, demean, intimidate, belittle or cause personal humiliation or embarrassment to another; or that cause an intimidating, hostile or offensive work environment. It includes harassment based on any grounds such as race, religion, colour, creed, ethnic origin, physical attributes, gender or sexual orientation. It can include a one-off incident or a series of incidents. Harassment may be deliberate, unsolicited and coercive. Harassment may also occur outside the workplace and/or outside working hours. (http://www.un.org/womenwatch/osagi/UN_system_policies/(UNHCR)policy_on_harassment.pdf )
  4. photo_2021-05-18_13-40-58
  5. image_2021-05-15_21-12-44