/ кест

«На МолЧУ скучно, потому что все знают, кто окажется в тройке»

Разговор с «Рыболюдьми» о проблемах украинского студЧГК, заменах и планах на Минск.

p2ifFPSSVcYТрадицинное для этих интервью фото ликования

Начну с вопроса о составе: почему на кесте не будет Егора Кузьменко и кто его заменит?

Елизавета Болотова: Егор придумал массу причин, хотя какая из них реальная, он даже сам сказать не может, кажется. Но завещал взять Никитку, что мы и сделали. Мы очень послушные.
Екатерина Плешакова: Вообще-то мы вчера предусмотрели этот вопрос. И решили ответить, что он пидор.
Александра Малыныч: Егор передаёт привет и говорит, что а) не хочет; б) неудобно по времени.

Напишет ли кто-то из вас отчёт вместо Егора?
Андрей Темников: Возможно, будет интереснее, если Егор и напишет отчёт.

Почему киевское ЧГК такое странное? Как люди изнутри понимают, за какую сборную с каким названием играть очередной синхрон?
Андрей Темников: У нас есть постоянные команды, но, кроме этого, есть просто приятные собутыльники. Так и собираются сборные: с кем я бы выпил/переспал/и т.д. Знаешь игру: тебе называют трёх человек, а ты должен ответить, с кем бы из них переспал, подружился и подрался.
Елизавета Болотова: Интересно, с кем ты последний раз пил?
Андрей Темников: Мы только что распивали приз за первое место в эрудит-квартете. Только приехал.
Никита Роенко: Вот, семь вечера, а уже приехал.
Вообще — из-за того, что ЧГК в Киеве переехало из универов в пабы, стало меньше людей желающих играть.
И у нас есть большой чат в телеграме, там иногда собираем сборные.
Екатерина Плешакова: Есть какие-то костяки сборных, наверное, они кого-то себе находят.

«Из-за того, что ЧГК в киеве переехало из универов в пабы, стало меньше людей желающих играть». Только ли в этом причина того, что на МолЧУ было всего 20 команд? Ведётся ли борьба с кажущимся отмиранием украинского студЧГК?

Андрей Темников: Не кажущимся.
Елизавета Болотова: Очень вялая. Такое впечатление, что конечная цель — всё это монетизировать.
Александра Малыныч: Не согласна. С этого года БрейнХаб начинает проводить совершенно бесплатные игры для студентов.
Елизавета Болотова: В прошлом году они провели одну такую игру, раздали флаеры, и всё. Причём на ту игру в институтах пришло суммарно довольно много команд (кажется, в одном только КПИ было больше двадцати).
Никита Роенко: Но опять же, его цель — привлечь базу в свой коммерческий проект.
Андрей Темников: Ну, проблема МолЧУ — это ведь проблема не только Киева, но и регионов. Команды из других городов последние лет пять редко радуют призовыми местами на МолЧУ (напомню, что «Запорожцы и Лях» — не слишком запорожская команда). Хотя именно Киев в прошлом году сильно сдал — вместо обычных двадцати с лишним команд в молодёжном чемпе Киева участвовало всего десять. Закрыли Студенческую лигу Киева (она отдельно от молодёжной вертикали игралась). Я перестал проводить тренировки в Киевском политехе)).
Никита Роенко: «Я перестал проводить тренировки в Киевском политехе))» = «я нашёл девушку».
Основная проблема молодёжки, как мне кажется, — это Башук. Пишет всякое говно для школьников, а потом они боятся играть вопросы не по советским мультикам.
Екатерина Плешакова: Ну вот вопросы для школьников уже пишет Андрей Бойко, готовит их к реальности.
Никита Роенко: Мы с Сашей Григорьевым тоже попробуем в этом году сделать что-то хорошее.

Расскажите про МолЧУЭК.

Елизавета Болотова: У нас вообще другая схема, как вы знаете, и это всех очень путает.

Не говорите мне, что есть отбор на МолЧУЭК.

Никита Роенко: Он есть, но в этом году он ничего не решал.
Екатерина Плешакова: Конечно, есть.
Никита Роенко: Обычно у нас квартет проводился отдельным чемпионатом, парно со свояком, а брейн и ЧГК — другим. Только последние два года на чемпионате все четыре дисциплины.
Андрей Темников: Ну, чемпионаты городов по ЭК — это и есть отбор на ЧУЭК.

Почему МолЧУЭК не играла команда с названием «Рыболюди»?
Андрей Темников: Потому что, согласно украинским народным обычаям, команда на квартет должна из себя представлять хрен-знает-что.
Елизавета Болотова: «Так и собираются сборные: с кем я бы выпил/переспал/и т.д.» Вот тут-то твой принцип вообще отлично работает.
Андрей Темников: Мы бы (я, Егор, Бойко и Роенко) могли так («Рыболюди») назваться, но опорочили бы название довольно позорным четвёртым местом. У нас Катя и Лиза в этом году призёры.
Елизавета Болотова: Но ты же не знал, что так будет
Андрей Темников: Нет))

Никита Роенко: Это тоже связано с тем, что в квартет играют вчетвером и особого смысла привязывать команду по квартету к команде по ЧГК нет (про отбор на кест через ЭК мы не знали).
«Но ты же не знал, что так будет» — Айдер Усеинов (игравший за «Рыболюдей» предыдущий кест, а теперь выросший) в прошлом году сказал, что если взять меня в состав, то мы точно ничего не выиграем. На квартете так и случилось.

Действует ли его проклятие на кест?
Андрей Темников: Ну, колдун калибра Айдера на меньшее и не замахивается.

Расскажите про другие украинские команды. На кого стоит обратить внимание в ЧГК? «Ньюфаундленд» в финале брейна МолЧУ — это случайность одного боя или они и правда хороши? «Запорожцы» выиграли из-за проклятий и ваших составов или они сильны не только Ляхом?

Никита Роенко: Не только. У них очень крутой запорожец.
Елизавета Болотова: Сильны не только Ляхом, да. Там еще Вася Полянский.

Екатерина Плешакова: Думаю, на «Восточный Мордор». Они молодцы и будут тащить в следующих сезонах.
Андрей Темников: В прошлом году они плохо съездили на КЕСТ, зато это, надеюсь, стало для них хорошим уроком.
Елизавета Болотова: Ну, у Мордора и состав немного изменился.
Про «Ньюфаундленд» никто ничего не знает, но на кнопочных вопросах они выезжали.
Никита Роенко: В «Ньюфаундленде» есть один крутой игрок из вышки Украины.
Андрей Темников: А у нас — всего два, так что... Честно сказать, лично никого из Ньюфов не знаю.

Рассчитываете ли вы особо на Андрея Бойко на вопросах Владимира О. и Константина Н. в брейне?

Никита Роенко: Бойко силён на всех вопросах.
Андрей Темников: Чё скрывать — да.
Никита Роенко: Возможно, Бойко читал все ненаписанные рассказы Островского и за счёт этого поднимемся.

Вопрос от команды «Зимняя». Готовы ли бы вы были отказаться от национального чемпионата в пользу чемпионата России, как это сделал Антон Иоков?

Андрей Темников: А где бы мы нашли более сильную команду, чем наша?
Никита Роенко: Мне было бы лень постоянно ездить в другую страну.
Екатерина Плешакова: Мне было бы интересно, наверное, но я уже выросла.
Елизавета Болотова: Интереснее в плане конкуренции, безусловно; но мне, например, не принципиально играть за более сильную команду. Ребята и так отличные, верю в них :)
На МолЧУ скучно, потому что все знают, кто окажется в тройке (хотя не знаю, как у других).
Екатерина Плешакова: Ну вот в следующем году не совсем ясно, как мне кажется. Очень многое зависит от того, куда пойдут Никита, Лиза, Егор и Саша — останутся они командой или разбредутся. Очевидно, что Егор усилит кого-то очень сильно.
Никита Роенко: Никита будет играть за другую украинскую команду.
Андрей Темников: А почему не за эту же?
Елизавета Болотова: За родную (в рейтинге Никита в базовом составе «Восточного Мордора»).
Андрей Темников: Да?
Никита Роенко: Да.
Андрей Темников: Поздравляю. Твои взгляды на жизнь перестали расходиться?
Никита Роенко: Оказалось, что с другими командами ещё более расходятся.
Екатерина Плешакова: Взгляды на жизнь и игру

Екатерина Плешакова: А ты, Лиз?) Можем сделать объявление на кесте, найдём тебе команду.
Елизавета Болотова: Да. Я не знаю вообще, что делать.
Екатерина Плешакова: Лиза очень нас усилила, хотя играет относительно недолго.

Юные белорусские игроки, кстати, интересуются, чего ждать от украинских команд в следующем сезоне.

Никита Роенко: Думаю, «Мордор» постарается приехать на СККО. Там всем покажем.
Андрей Темников: Очень бы хотелось, чтобы наш внутренний чемпионат сам по себе был бы если не состязательным в полной мере, то хотя бы многолюдным.

Можно ли что-то сделать, чтобы украинские студенческие команды начали всерьёз играть овощ?
Андрей Темников: Нет, наверное. Не знаю.
Никита Роенко: Вот тоже непонятно, вроде в прошлом году и не совсем говнарские редакторы были, но почему-то всё равно вопросы были так себе.
Екатерина Плешакова: Можно предложить БрейнХабу его проводить, например.
Андрей Темников: Когда у нас существовала Студенческая лига Киева (отдельная от вертикали молодёжных чемпионатов), мы старались играть Лигу Сибири, потому что овощ считался сложным. Но мы даже Сибирь не могли отыграть от начала и до конца из-за несобранности и неорганизованности.

Сибирь теперь тоже выводит на кест; это поможет?

Никита Роенко: Сибири точно не поможет.
Андрей Темников: Всерьёз играть чемпионат у нас готовы так мало команд, что это просто нерентабельно.

Есть ли у вас планы на Минск помимо кеста?

Никита Роенко: Мне рассказали про священные поля
Екатерина Плешакова: Да! Нам рассказали про дранбургер.
Никита Роенко: О, дранбургер!
Екатерина Плешакова: Я мечтаю о нём со взрослой Ольги.
Елизавета Болотова: И вы рассказывали про Октябрьскую. Рассказывали же?

Октябрьская, да, центр минской джентрификации — она, кстати, совсем рядом с МПИ

Елизавета Болотова: Вот и отлично. Минск — красивый и интересный город.